Система координат
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество хипповых людей » Телеги » Статьи Сергея Москалева
Статьи Сергея Москалева
KapelkaДата: Вторник, 08.06.2010, 02:54 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 3731
Награды: 10
Статус: Offline
ОТСЮДА
 
KapelkaДата: Вторник, 08.06.2010, 02:58 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 3731
Награды: 10
Статус: Offline
пятница, 21 мая 2010 года, 09.29

Culture on demand
Пять источников пиратства (часть I)

Если уж говорить о цифровом, социальном и экономическом неравенстве — вот вам Англия, где человек любого социального положения и достатка может прикоснуться к культуре и общественному достоянию.

Недавно, будучи в Англии, я был потрясён тем, что английское правительство все государственные музеи сделало public domain, то есть общественным достоянием. Причём в прямом смысле слова: чтобы попасть в Британский музей, не нужно платить 20 фунтов за вход — вход свободный. Ещё удивительнее, что в музеях можно фотографировать любые объекты и картины. Причём нет унизительного «с иностранцев взять побольше». Оpen source теперь существует не только в производстве софта, но и в политике, культуре, в науке, где пионер и евангелист этого направления — выдающийся математик Григорий Перельман, выложивший доказательство теоремы Пуанкаре в интернет.

Почему люди пользуются торрентами, скачивают фильмы, книги, музыку?

Я выделил пять основных движущих сил, порождающих пиратство (или добровольный обмен информацией). Первая сила, о которой я хотел бы рассказать, culture on demand.

Важнейшей движущей силой является стремление общества иметь доступ к сокровищам мировой культуры по запросу — culture on demand. Часто люди скачивают музыку, видео и книги с пиратских сайтов не потому, что они не хотят платить денег: они не хотят ждать три недели посылку с диском из онлайнового магазина. Крупные корпорации долго отказывались иметь дело с электронной доставкой товаров, настаивая на передаче покупателю материального носителя в виде бумажной книги или DVD в красивой коробке. Но общественные устремления являются одной из важнейших движущих сил в развитии мира, наряду с экономикой, политикой, технологией и экологией. Пренебрежение к этой силе привело корпорации к убыткам.

«Длинный хвост», описанный в одноимённой книге главным редактором журнала Wired Крисом Андерсоном, свидетельствует о появлении миллиардной группы потребителей с разными и уникальными вкусами. И неудивительно, что кому-то в Сингапуре в три часа ночи вдруг захочется посмотреть любимый турецкий художественный фильм 1937 года. Купить его невозможно, а вот скачать с торрентов — пожалуйста. Рынок оказался не готов к работе с «многомерным потребителем». Корпорациям удобно и легко торговать блокбастерами, но «длинному хвосту» потребителей они не слишком интересны.

Кстати, в научном мире уже несколько лет как решена проблема пиратства, существуют сайты, где за небольшие деньги можно скачать любую научную статью в электронном виде.

Студенты же, у которых нет денег, не пойдут в книжный магазин, чтобы купить за тысячу рублей «Войну и мир», они возьмут книгу в библиотеке или скачают её из интернета. Нужно признать, что файлообменники — это порождение нищего студенческого мира: жажда к культурному достоянию есть, есть необходимость его осмысливать и с ним работать, а денег нет.

Производители контента и продавцы должны думать об удобстве пользователей: чем удобнее, тем больше денег они заработают. В цифровой экономике существует множество схем возврата инвестиций; как правило, это происходит не прямым способом, а через систему отражений, экономических, кармических и репутационных.

А теперь раскрою небольшой секрет: как же до сих пор не разорились британские музеи? В каждом музее есть замечательное кафе и прекрасный магазин с сувенирами. В Оксфорде, пройдя в Эшмоловский музей бесплатно, мы втроём оставили в кафе 30 фунтов и в магазине сувениров ещё 40 фунтов. Экономика щедрости побеждает.

 
KapelkaДата: Вторник, 08.06.2010, 03:03 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 3731
Награды: 10
Статус: Offline
пятница, 28 мая 2010 года, 10.49

Всё в одном — all-in-one
Пять источников пиратства (часть II)

Раньше собирателями и хранителями информации были архивы, музеи и библиотеки, и если они смогут перестроиться согласно законам цифрового мира, они будут жить и развиваться дальше. Кому нужна библиотека, в которой говорят, что искомая книга есть, но выслать в провинцию скопированный текст ни в бумажном, ни в электронном виде не могут?

Раннее утро, по Патриаршему пруду медленно плывут два лебедя. У меня в руке простенький телефон Sony Ericsson K750i. А внутри этого телефона: фото- и видеокамера, mp3-проигрыватель, интернет-браузер, звукозаписывающее устройство, органайзер, фонарик, видеопроигрыватель, будильник, FM-радио, шахматы, диджейская программа… Не хватает разве что измерителя чистоты воздуха. Кстати, в батарейном отсеке у меня хранится четырёхсантиметровый кусочек лезвия от макетного ножа. Главное, не забыть вынуть его в аэропорту.

Многозадачность жизни требует оптимизации временных и финансовых расходов. По всему миру строятся мегасторы. По сути, они являются реинкарнациями старинных восточных рынков, где можно купить всё.

Вторая движущая сила пиратства — тренд all-in-one. Всё-в-одном можно увидеть не только в торговле или принтере-сканере-копире: это и швейцарский нож с десятками лезвий и полезных инструментов, и компьютер, в который устремились видео, музыка, картинки и тексты.

Мне как одному из разработчиков Punto Switcher пользователи постоянно предлагают вставить в программу новые функции, иногда идущие вразрез с идеологией программы. На вопрос «зачем?» отвечают, что лучше иметь одну программу, в которой есть всё. Но все мы знаем: когда функций много, все они становятся среднего качества, как плохо порипанные и плохо переведённые фильмы на торренте. И всё равно, когда всё в одном месте, то удобнее, даже при потере качества.

В цифровом мире сбор информации в одном месте не связан с переносом туда материальных объектов. Не важно, где хранится файл — в России или в Японии, на сервере провайдера или на компьютере пользователя. Важна возможность найти то, что нужно — отсюда поисковые машины, которые являются агрегаторами линков: Wikipedia, Amazon, archive.org, торрент-трекеры.

Тот, кто агрегирует в одном месте товар или информацию, начинает заботиться об их качестве. В начале XX века, в эпоху расцвета дикого капитализма, Англия производила тысячи пальто, у которых на второй день отрывались рукава, и ботинки с отпадающими подмётками. Владельцы магазина Marks & Spencer вложили огромную сумму в создание лаборатории, где товар, поступивший на склад, подвергался суровым испытаниям, и только после этого под брендом Marks & Spencer попадал на прилавок. Эта забота о покупателях сделала компанию самым успешным английским ритейлером на протяжении пятидесяти лет.

Раньше собирателями и хранителями информации были архивы, музеи и библиотеки, и если они смогут перестроиться согласно законам цифрового мира, они будут жить и развиваться дальше. Кому нужна библиотека, в которой говорят, что искомая книга есть, но выслать в провинцию скопированный текст ни в бумажном, ни в электронном виде не могут?

Теперь, чтобы найти книгу или фильм в Сети, нет необходимость шарахаться по сайтам, цепляя вирусы, можно сразу пойти на ThePirateBay или rutracker. Впрочем, и поисковые машины могут работать таким же образом: при добавлении в поисковый запрос волшебного слова torrent практически вся выдача становится коллекцией пиратских ссылок.

И вот уже администрация пиратского трекера ведёт себя ответственно по отношению к своим посетителям, удаляя спам и неправильно оформленные раздачи. Мы видим, как на одном портале собирается всё, начиная от музыки и фильмов и кончая дореволюционными исследованиями флоры Туркестана в формате PDF.

Морские флибустьеры либо погибали в волнах, либо становились военными флотоводцами и губернаторами колоний. Рано или поздно анархический проект, чтобы сохраниться, начинает жить по законам общества. Пираты крутят рекламу и банят нарушивших правила участников. Флибустьеры становятся добропорядочными администраторами.

Удивительно, как в децентрализованной системе вдруг начинается центростремительное движение: различные функции, информация, люди начинают собираться в одном месте, там, где для них создано удобное вместилище — all-in-one. Вот почему те, кто хотят держать информацию закрытой или ритуализировать её передачу, в первую очередь пытаются сломать агрегатор.

В следующей колонке — о третьей движущей силе пиратства: «справедливой цене».

 
KapelkaДата: Вторник, 08.06.2010, 03:06 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 3731
Награды: 10
Статус: Offline
пятница, 4 июня 2010 года, 16.17

Справедливая цена
Пять источников пиратства (часть III)

Одна из скрытых сил в распространении «пиратства» состоит в том, что в цивилизованном обществе уважающий себя человек не будет платить за продукт сумму, которую он считает чрезмерной и поэтому оскорбительной. Да, цена может быть и унизительной, и обидной!

Звучала божественная музыка, из огромного окна было видно как проплывают кораблики по амстердамскому каналу Singel. «Что это?» «Арво Пярт. Хочешь, я тебе скопирую?» — спросил меня Кристиан, специалист по градостроительству и профессор известного университета. «А как насчет копирайта?» «They want too much… И я уже заплатил за этот диск 19 евро, это "несправедливая цена", так что могу себе позволить сделать одну лишнюю копию».

Мне показалось странным, что добропорядочный человек, выросший в стране, где капитализм существует уже более 300 лет, рассуждает как студент-карбонарий. Через пару лет я беседовал с английским музыкальным издателем, специализацией которого была авангардная и экспериментальная музыка. Издатель сказал, что им в принципе выгодно продавать диск за 5 фунтов, это окупает расходы на продюсирование и изготовление дисков, а также может принести небольшой доход им и музыканту. «Ну, так продавайте по пять! У вас же рынок, почему вы продаете по 15 фунтов?» И тут он меня потряс: «Как только мы опустим цену ниже общепринятой, мы попадем в блэк-лист крупных музыкальных магазинов. И с этого момента нам придется торговать дисками на блошином рынке или в продуктовом супермаркете!» И тогда я понял, что даже на Западе, рынок — это не рынок, а жёсткая договоренность группы лиц.

Более пятисот лет тому назад в Аденском заливе сомалийскими пиратами был захвачен наш соотечественник купец Афанасий Никитин. Отпущен он был только после уплаты обременительного выкупа. Почему сменяются культуры, но некоторые ситуации столетиями остаются в непонятках? Не видим ли мы сходную ситуацию с авторскими правами? Ведь это лишь семантический трюк — называть обмен и копирование информации пиратством. Обидное название не решает проблему.

Одна из скрытых сил в распространении «пиратства» состоит в том, что в цивилизованном обществе уважающий себя человек не будет платить за продукт сумму, которую он считает чрезмерной и потому оскорбительной. Да, цена может быть и унизительной, и обидной! В западной культуре есть понятие «справедливая цена». Однажды основателя ИКЕА Ингвара Кампрада спросили, какова экономическая формула успеха его предприятия? Он ответил: принцип «3 + 1 + 1», где 3 — это стоимость производства товара, выгодная производителю, 1 — это то, что берет себе ИКЕА, и 1 — то, что компания отдаёт обществу в виде налогов и социальных программ. На рынке всегда выигрывает щедрый, поскольку вокруг жадного возникает вакуум.

И вдруг, перед моим сознание возник странный парадокс — «информационный пират» абсолютно морален с точки зрения многовековой европейской культуры, а вот дистрибьюторы контента — воры и грешники!

Что такое «справедливая цена» в случае рынка, где каждый, казалось бы, имеет право назвать ту цену, которую сочтет нужной? В XIII веке итальянский религиозный деятель св. Фома Аквинский учил, что тот, кто повышает цену на товар из-за повышения спроса, хуже вора и разбойника. Он же говорил, что торговля и получение прибыли могут считаться законными, когда человек получает умеренные доходы для поддержания своей семьи или для помощи нуждающимся. Это мораль, на которой взрастала европейская культура. Цена должна быть справедливой, а не грабительской. Нарушение глубинных моральных устоев общества создателями и продавцами контента приводит к тому, что потребители начинают считать себя свободными от педантичного соблюдения законов, и располагаются там, где правила общественного взаимодействия запутаны. Цифровой мир — это Луна, земные законы там действуют как-то странно.

Даже в режиме жесткого капитализма нельзя игнорировать многовековые морально-этические традиции, которые этим обществом движут. Если люди стоят трое суток в очереди за iPad, который стоит 499 долларов, то почему бы производителю не сделать цену в 2000 и не сократить тем самым очередь, а потом плавно понизить? А нельзя! Это была бы несправедливая цена.

Конечно, люди должны понимать, что бесплатное разрушительно влияет и на общество, и психику: человек не ценит вещь, за которую он не заплатил. Кислое яблоко, купленное в магазине, съедается, тогда как сорванное с ветки отправляется в канаву. Халява не делает человека благодарным, напротив, превращает его в тупого и зажравшегося надкусывателя булочек. Барьер, который реально сдерживает пиратство, находится внутри каждого из нас — это наша психология и мораль. Революция — это кризис идеи справедливости. И если кризис в обществе не разрешается, то каждый сам определяет, что для него является справедливым.

В современной экономике наценка рассматривается как плата за полезный сервис. Мы видим, как государства регулируют и ограничивают социально важные цены. И это всё та же концепция «справедливой цены».

Томас Джефферсон, один из авторов современной патентной системы, сказал: «Тот, кто взял мою идею, получил инструкцию, не принизил меня. Тот, кто зажег свою свечу от моей, получил свет, не затмив меня». Тот, кто думает о своей выгоде и постоянно поднимает цену, деградирует. Недорогие нетбуки стали побочным продуктом проекта «100-долларовый компьютер», который разрабатывался группой энтузиастов из MIT для развивающихся стран. Справедливая цена экстрагируется из тысяч обстоятельств и контекстов, умение её определить — важнейшее искусство в бизнесе. Справедливая цена появляется там, где есть стремление сделать вещь удобнее и дешевле для пользователя, не потеряв качества. Именно это движет эволюцию. Это improvement magic, «магия улучшения»!

В следующей колонке — о четвертой движущей силе пиратства, инстинкте делиться с ближним.

 
KapelkaДата: Воскресенье, 13.06.2010, 23:55 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 3731
Награды: 10
Статус: Offline
Инстинкт делиться
Пять источников пиратства (часть IV)

Стремление поделиться является одним из базовых импульсов в отношениях между людьми. Даже котята играют с фантиком на веревочке строго по очереди. Это не что-то осознанное, это инстинктивное… Мать делится с сыном, муж с женой, ближний с ближним.

Человек пригласил в гости хорошую компанию, угостил всех пиццей — он поделился, всем хорошо. Решили посмотреть видео, законно купленное в магазине, но что-то не так с голограммой. И вот уже хозяин на скользком пути уголовщины — он организатор неавторизованного показа, о чём нас так строго предупреждает ФБР перед началом фильма.

Мы как-то говорили с Ваней Засурским об авторских правах, и среди прочих движущих сил в информационной экономике он упомянул «sharing». В английском языке и культуре это многомерное понятие. У нас пока нет эквивалента этому термину: «дележка» звучит ужасающе, «совместное использование» — слишком казенно. Sharing — это совместное использование ресурсов, это дядя, приехавший из Туапсе и спящий у вас на кухне, это поедание конфет с друзьями в пионерском лагере, это общий почтовый сервер, это кормление голубей.

Стремление поделиться является одним из базовых импульсов в отношениях между людьми. Даже котята играют с фантиком на веревочке строго по очереди. Это не что-то осознанное, это инстинктивное… Мать делится с сыном, муж с женой, ближний с ближним.

В природе есть интересная особенность — растения стараются максимально широко распространить свои семена, то есть свои будущие копии. Что удивительно, нарушая при этом копирайт. Если рассматривать произведение искусства как мем, а его создателя как проводника, то понятно, почему хит тиражирует себя сам всеми доступными способами. Идеи хотят жить и циркулировать. К сожалению, у лучшего фильма про войну не получился самосев, потому что это был второй, принудительный способ делиться: когда у нас взяли новый велосипед в виде налогов, а вернули запчасти в мешке. Да, скачивай сколько хочешь, в этом случае уже давно заплатили smile Так ведь никому и не надо…

Однажды в лондонском парфюмерном магазине «Penhaligon» произошел случай. Симпатичный седовласый человек в очках, как выяснилось позже, профессор Стэнфордского университета, рассказал пятерым присутствующим историю о том, как его прадед ещё до Первой Мировой войны покупал в Лондоне у «Пенхалигона» мужской одеколон «Hammam Bouquet». Потом уже его отец раз в два года приезжал из Америки в Лондон, чтобы пополнить запасы. В шестидесятые годы маленькая семейная фирма «Penhaligon» закрылась, одеколон закончился, и пополнять его запас стало невозможно. Прошло какое-то время, и вдруг магазин открылся вновь. Отец профессора метнулся на самолете в Лондон, зашёл в лавку, открыл пузырек, понюхал и заплакал. Теперь уже сам профессор раз в два года прилетает из Америки, чтобы купить три пузырька «Hammam Bouquet», несмотря на то, что их можно заказать по интернету.

Потом один из присутствующих в лавке достал из кармана редкий арабский парфюм, и предложил всем присутствующим оценить тонкость оного. Восхищались, обнимались, потом прощались — с надеждой когда-нибудь встретиться. И, наконец, при расставании профессор сказал: «Спасибо вам, что поделились». И все присутствующие в свою очередь поблагодарили его за то, что он поделился с ними своей семейной историей. Никто никому ничего не вдувал, не планировал получать доход. Это просто был sharing.

Страница, на которой находится эта статья, снабжена кнопками социальных сетей: facebook, twitter, livejournal, при помощи которых вы можете поделиться ссылкой со своими друзьями и знакомыми. Такова сеть. Делиться ссылками — главный принцип.

Гиперссылка — лекарство против авторского эгоизма. Нормальный автор делится информацией, пониманием, и он не может противостоять этому внутреннему стремлению делиться. Располагая в начале текста ссылку, автор рискует, что его статью не дочитают до конца. Забавно видеть в крупных газетах лицемерные ссылки, когда указан адрес, но линка под ним нет. Гиперссылки — это развитие идей цитирования, принятого в академическом мире, когда мысль или концепт подкрепляется указанием источника. В свою очередь, это глубоко уходит корнями в теологию, когда библейская цитата должна была в себе нести отсылку к библейской книге, конкретной главе и номеру строки. Мы видим, что идея делиться источником информации была и остается правилом для любого добропорядочного автора.

Конечно, все мы знаем два распространенных способа делиться, хороший — добровольный, когда вы в поезде угощаете соседа бутербродом, и второй — принудительный, когда приходит соседка и просит у вас дрель и мужа на пару часов, а возвращает их обоих через полгода в убитом состоянии. Сейчас большинство правообладателей оказались в состоянии принудительного «поделись с ближним». Умные, видя тенденцию делиться, воспользовались ею, например, Radiohead или Паоло Коэльо. Законы экономики сильны, но если деньги потрачены умно и весело, они отобьются.

Стремление делиться всё равно побеждает — оно как гидра! Прихлопнули Napster — получили пять новых сетей, более продвинутых и более децентрализованных. На смену погибшему всегда приходит более совершенное.

В сценарном планировании приходится учитывать пять движущих сил развития общества: общественные отношения, политику, экономику, технологию и природу. Стремление людей делиться относится, на мой взгляд, к природе. Эту силу нельзя переломить, но можно использовать: так вирусный маркетинг использует её для продвижения продуктов и идей, так поднялись и Google, и Яндекс, никому ничего не навязывая.

Такое ощущение, что олдскульные рокеры и производители ковбойских боевиков не умеют и не хотят использовать естественные движущие силы, они хотят насаждать свои правила из семидесятых. Вспоминается пословица: «Если плюнешь на общество, оно утрется, если общество плюнет, то утонешь». Люди знали об этом ещё до появления цифрового контента.

В мировом бизнесе в последнее время сформулировалось понятие NJFP (Not Just For Profit). Любой проект — технический или гуманитарный — должен нести в себе эту компоненту, чтобы успешно развиваться. Давно замечено: самый эффективный проект, ориентированный на быстрое получение прибыли, — это гоп-стоп в подворотне. Чем полезнее, и для большего числа людей предназначено начинание — тем выше вероятность устойчивого развития.

Все помнят ютьюбовский клип Орена Лави с девушкой на кровате, едущей в поезде, в море играющей с рыбками. За год до появления видеоклипа он выпустил диск на хорошем английском лейбле. Сколько было продано? Сорок дисков! Купили: племянник, бабушка, родители, музыканты, автор обложки и сам исполнитель на подарки друзьям. После того, как Орен поделился со всем миром и выложил клип для бесплатного просмотра, он получил мировую популярность и миллионы прослушиваний. Он поделился креативностью, с ним поделились вниманием. Молодой артист страдает не от пиратства, он страдает от безвестности.

Пока люди будут делиться друг с другом, они смогут выносить жесткое и корыстное давление окружающего мира.

В пятой, последней колонке — о силе технологии, «информации на кончиках пальцев».

 
Форум » Творчество хипповых людей » Телеги » Статьи Сергея Москалева
Страница 1 из 11
Поиск:


Копировать низя без разрешения! © 2017